live

«Еременко — герой-одиночка. Часто с ним было нелегко». Большое интервью легенды российского футзала Аркадия Белого

«Еременко — герой-одиночка. Часто с ним было нелегко». Большое интервью легенды российского футзала Аркадия Белого
Аркадий Белый / Фото: © МФК КПРФ
Чемпион Европы 1999 года продвигает идеи «КПРФ». Вот именно так — в кавычках.

Аркадий Белый был одним из лидеров непобедимой «Дины» и сборной России, а сегодня работает гендиректором СК «КПРФ» и рассказывает в эксклюзивном интервью «Матч ТВ»:

  • Почему так важно верить в светлое будущее
  • Мог ли футзал стать видом спорта номер один
  • Кто заменит бразильцев в сборной России
  • Чем объяснить дистанцию между Еременко и командой
  • За что чешские бабушки невзлюбили «Дину»
  • Нужны ли Европе российские игроки
  • Зачем УЕФА ограничивает права и свободы «КПРФ»
ЧЕ-2001. Россия — Италия. С мячом Аркадий Белый (№ 10). / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

«Без романтической энергетики ничего получиться не могло»

— «Пройдет лет 20, и мини-футбол потеснит большой, станет спортом номер один» — эти слова в авторстве президента «Дины» Сергея Козлова я слышал не раз. Сергей Анатольевич был очень убедителен. Вернее, убежден. Он ведь чуть ли не в одиночку тащил тогда российскую мини-футбольную телегу…

— Практически в одиночку. Конечно, помогали партнеры, но в целом это была сольная история.

— Интересно, команда как себя именно в этом смысле ощущала? Президент ведь вас тоже убеждал, наверное.

— Да, конечно. Как бизнесмен, как финансист Сергей Анатольевич был жестким прагматиком. Но в отношении к виду спорта он, безусловно, романтик. Без этой его романтической энергетики, наверное, ничего получиться просто не могло. С годами я все глубже понимаю: прорывы случались именно потому, что он свято верил в будущее.

Мы во многом принимали его взгляды, конечно, но оставались на своей волне. Как по мне, светлым будущим могли бы стать включение футзала в олимпийскую программу и сильный международный календарь. Наша лига, российская, — чтобы команд на 15-16. Продуктивно работающие школы, телевидение, спонсоры — примерно такая у меня была в голове картинка.
Сергей Козлов / Фото: © АМФР

— А Козлов любил именно эту игру и жил тогда по четкому вектору: надо сделать так, чтобы зальный футбол обогнал большой! Во многих сценариях получалось, тем более что большой футбол в 90-х годах прошлого века совсем не процветал.

— Например, невероятные Межконтинентальные кубки в «Лужниках» — очень крутая история, хорошо ее помню.

— Да. Но мы все-таки были только лишь спортсменами, игравшими в данную конкретную игру и считавшими, что у нас все идет отлично. Мы были молоды и думали в первую очередь о том, как живем сами: дом, клуб, сборная. Какие нас ждут соревнования, какие деньги можно заработать…

— С учетом того, что жили вы неплохо, думалось, наверное, легко.

— Конечно. Прекрасное время!

ЧР-1997. «Дина» — «Локомотив» (Одесса). / Фото: © РИА Новости / А. Федорец

— Давайте попробуем сравнить две позиции. Вот гора, которую покорил российский мини-футбол в 90-х годах, вот сегодняшний день. К чему мы пришли?

— Скорее всего, сопоставимые уровни. Сегодня в мини больше специфики, то есть профессионализма. Наше-то поколение вышло из большого футбола, мы адаптировали свои футбольные навыки к залу. Кто смог лучше — тот продвинулся дальше. Сейчас мини вооружен культурой, методиками, тактикой — по многим параметрам он обособился от большого футбола. Игра уплотнилась, качнулась, мне кажется, куда-то в сторону баскетбола или гандбола.

А вот сама лига не сильно продвинулась вперед. Разве что в плане конкуренции — тут да, всегда есть напряг, тогда как в 90-х в России была, по сути, одна «Дина». Но уровень общего интереса к виду спорта сегодня как-то не поражает воображение, хотя у нас масса отличных историй.

Российские клубы достаточно успешны на международной арене, наша сборная — номер один в европейском рейтинге и совершенно по делу в мировой тройке. И даже разговоры о том, что погоду в сборной делают натурализованные бразильцы, не меняют общей картины.

Фото: © Global Look Press

«В России выросло поколение, которое можно наиграть и без бразильцев»

— Их реально очень много. По крайней мере, было.

— Абсолютно уверен: это не система, а некий жизненный цикл. Качества бразильцы всегда добавляли и добавляют, но мне давно кажется, что в России выросло поколение, которое можно наиграть и без бразильцев.

Время делает свое дело. Они все достаточно возрастные уже ребята, а кто-то и закончил со сборной. Лима (более 10 лет выступал в России. — «Матч ТВ») — приедет ли он еще на один цикл? Не знаю, не уверен. Робиньо (11 лет российского стажа) — да, в «Бенфике» в полном порядке. Ромуло (6) пока на уровне. Густаво (9) закончил, и вратари у нас теперь только российские.

Думаю, мы увидим новое поколение сборной уже в нынешнем отборочном мировом цикле. Это сильное, яркое поколение, причем оно считалось сильным и ярким еще несколько лет назад. От этого и было порой обидно: места россиян занимают натурализованные игроки.

https://twitter.com/sportclub_kprf/status/1143261079012827138

— Вам обидно, а нам, посторонним, вообще ничего не понятно.

— Футболисты они классные, нет вопросов. Всегда попадали в состав по спортивному принципу, были лидерами в своих клубах. Но есть такая штука, называется «общий имидж». Кто не всегда следит за мини-футболом и не знает ситуацию изнутри, тот впал в недоумение: у России совсем нет игроков?

А они же есть на самом деле! У нас лига совершенно конкурентная. «Динамо» и «Газпром-Югра» выигрывали Кубок УЕФА, мы не раз попадали в «Финал четырех». Вид спорта — на уровне, он достаточно рейтинговый, серьезный. Думаю, первая пятерка российских клубов достойно выглядела бы во всех европейских кубках.

— Почему «бы»?

— Международный календарь пока не позволяет: очень медленно принимаются решения. Да, появилась Лига чемпионов, и это очень широкий шаг, очень правильный. Но в Лиге — только две лучшие наши команды, а будь в календаре второй турнир, Россия в нем точно не потерялась бы. Наши клубы готовы, они засиделись здесь, им можно и нужно играть в Европе.

«Дина» — «Автодор». / Фото: © И.С.К. «Дина» Москва

«Хватало ума и здравого смысла понимать: Константин недосягаем»

— С учетом профессиональной специфики, о которой вы сказали, такие легендарные люди, как Еременко, Белый и Верижников, нашли бы себя в игре сегодня?

— Очень трудная конвертация и традиционно бессмысленная. Но, думаю, да. Талант есть талант. Мы отмечали недавно 20-летие победы на чемпионате Европы — окунулись в ностальгию, пересматривали видео несколько раз. Многие вещи, которые сегодня считаются классикой или даже новациями, мы делали уже тогда.

Нет, не потерялись бы. Состоялись бы.

— Исторически оправданный рейтинг, подтвержденный титулами и статистикой, выглядит именно так: номер один — Еременко, номер два — Белый, номер три — Верижников. Согласны?

— Что Еременко номер один — никаких сомнений. По всем параметрам.

Аркадий Белый, Константин Еременко (с мячом) и «Дина» — чемпионы России-1994. / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

— Не обидно было находиться в его тени?

— Я тоже человек с максимальными запросами, но мне хватало ума и здравого смысла понимать: Константин недосягаем. Не технически, не тактически, а прежде всего ментально. Он был гораздо жестче всех нас, злее, циничнее. Он сильнее жаждал побед, титулов и славы.

Истинные лидеры за пределами поля чаще всего непростые люди. Константин был герой-одиночка. Он пробивался наверх сам, методы у него были очень разные. Он далеко не всегда был в дружественном настрое, не всегда приятен в общении. Часто с ним было нелегко.

Я командный игрок, для меня важна комфортная обстановка. Я строил свою жизнь и карьеру именно на отношениях.

— Значит, друзьями вы не были?

— Однозначно. Но не были и врагами, разумеется. Просто он по жизни шел достаточно обособленно. Константин в полной мере участвовал в жизни команды, в целом мы нормально общались, но дистанция ощущалась всегда.

А обид никаких быть не могло. Я был абсолютно доволен своей карьерой, понимал, что как игрок состоялся именно с командой. Но и индивидуальных призов собрал достаточно.

Фото: © Global Look Press

— Дважды лучший нападающий чемпионата России, лучший футболист чемпионата Европы. При живом-то Еременко…

— Может, номинации просто по квотам распределяли, кто знает? Но лучший на Европе — самая сильная моя награда. Самая, возможно, ценная. Сход поколения, последняя гастроль…

— На улицах вас по-прежнему узнают?

— Узнают, как ни странно.

— Несмотря на то, что прежних роскошных кудрей не наблюдается.

— Это всегда неожиданная история. Менеджеры банков, бизнесмены, чиновники, да обычные прохожие — люди делают вдруг странные лица, начинают вглядываться, и я понимаю: они на пороге признания. С этим делом у меня все нормально. Я получил свою порцию славы, мне ее точно хватает.

Константину нужно было гораздо больше. Может, ему нужен был весь мир. Если бы не трагическая смерть, он пошел бы очень далеко.

— Был хоть один сезон, когда вы забили больше Еременко?

— Ни разу. Только подбирался.

«Иногда случались разносы после 5:0»

— Извините, но я пойду против течения. В вашем звездном поколении мне больше всего нравился футбол Михаила Маркина, который сейчас работает тренером у вас в «КПРФ». Так ему и передайте.

— Миша был очень крут.

— И, мне кажется, недооценен.

— Видят и помнят тех, кто чаще светится на табло. Или вратарей, у которых всегда есть шанс блеснуть по эпизоду. Миша во всех сочетаниях исполнял самые серьезные роли — трудяга, движок, надежный как стена. На всю катушку человек команды. Константин, как я уже сказал, — отдельно, но если бы не синергия остальной бригады, «Дина» много чего не выиграла бы.

Михаил Маркин / Фото: © АМФР

— Скажите честно: не скучно было круглый год возить соперников лицом по паркету? Где искали мотивацию?

— Мотивация у нас была в том числе и европейская, но мы же не побеждали всех подряд за явным преимуществом. Случалось, бросали играть, просто это не всегда сказывалось на результате. Злополучный Кубок лиги, который всегда проходил в конце сезона, — мы его отдавали не раз. И в Кубке России «Дину» регулярно цепляли.

Но в целом нас по-хорошему перло от того, что получается здорово играть в футбол. А президент в этом смысле держал нас в ежовых рукавицах. Случались разносы после «всего» 5:0 в первом тайме. Кроме того, система премирования иногда зависела от его оценок, поэтому все старались. И настолько это было в кайф — всегда стараться и почти всегда выигрывать!

ЧР-1997. «Дина» — «Локомотив» (Одесса). / Фото: © РИА Новости / А. Федорец

— Почему вы так рано закончили карьеру? 30 — детский возраст для футзала.

— В одной точке сошлись сразу несколько негативных сигналов. Во-первых, начались проблемы с паховыми кольцами — реально серьезные проблемы, надо было оперироваться, а я за всю карьеру ни разу операций не делал, бог миловал. Во-вторых, наше поколение фактически себя исчерпало, и многие на переломе веков уже думали: дальше-то что? В-третьих, в «Дине» начались финансовые проблемы.

Меня стало захватывать ощущение, что мой путь в мини в качестве игрока заканчивается, — чем дальше, тем глубже я это понимал. Настал день, когда понимание оформилось в убеждение: это и есть тот самый момент, повод оторваться от футбола. Совсем, конечно, не оторвался — остался играющим тренером, потом просто тренером, дальше менеджером, — но точку перехода помню отлично.

Может, если бы я как-то пережил этот кризис, переборол себя, все могло сложиться иначе…

— Уникальный, если вдуматься, случай: вы начали убивать в себе футболиста, будучи действующим игроком.

— Да, как-то исподволь принялся его поддушивать.

Фото: © Global Look Press

«Хорошие футболисты получают в России хорошие деньги»

— На пике взлета была мечта уехать за границу?

— Так рынок же был абсолютно никакой. Очень странный был рынок. По-моему, у «Дины» по нам даже предложений не было — вот так, чтобы прямо купить-купить.

— А если бы появились?

— Я бы точно попробовал. Константина, понятно, постоянно кто-то хотел забрать, но Козлов сознательно выставлял за него нереальные деньги.

— Жалеете, что не случилось побегать в какой-нибудь Испании?

— Нет. 13 лет — не самая короткая карьера, и она очень счастливо сложилась. Я даже не пробивался никуда, по сути дела. Уже в 17 лет приступил к исполнению главного акта своей жизненной пьесы — начал играть в основе и забивать.

— Сегодня рынок, которого не было, сложился?

— Стало лучше и понятнее, но из России уезжают только легионеры. Наших ребят за границей нет.

— Их и здесь неплохо кормят?

— Очень важный вопрос на самом деле. Для начала — не здорово налажена система работы агентов. Испаноговорящая среда в этом смысле функционирует много лучше. Как работать с нашими, которых сам факт перехода напрягает ментально, они не очень понимают.

И да — хорошие футболисты получают в России хорошие деньги. Если хочешь больше, нужно попасть на уровень «Барселоны», «Мовистара» или «Бенфики».

— Есть кандидаты на повышение?

— Три-четыре наших сборника, на мой взгляд, могут конкурировать в европейской клубной среде. Но они в России на длинных контрактах, а за трансферы никто платить не хочет.

Сборная России — сборная Дании. / Фото: © АМФР

— За какие деньги можно купить хорошего футболиста, например, в Испании?

— Могут выставить ценник и в 50, и в 150 тысяч евро, но обычно это всего лишь запрос. Чисто психологический заход. Хорошего футболиста можно взять и за гораздо меньшие суммы, однако рынок купли-продажи в зальном футболе, повторяю, не очень развит. У молодых бразильцев, случается, в контрактах прописаны отступные, но ими насыщаются три-четыре команды. Включая алма-атинский «Кайрат».

— «Кайрат» — сила?

— Сила. Ему тяжело, конечно, без конкуренции в национальном чемпионате, но в европейском рейтинге «Кайрат» чувствует себя уверенно.

— Реинкарнация «Дины» из прошлого века.

— Ну нет, ситуация у Алма-Аты хуже. Нам все-таки удавалось регулярно напрягаться.

«Кайрат» — «Норильский никель» / Фото: © ФК «Кайрат»

«В прошлом сезоне мы узнали, что такое переаншлаг»

— В МФК «КПРФ» четыре легионера, если я правильно посчитал.

— Строго по лимиту. Но как считать легом Володю Разуванова? У него украинский паспорт, а человек всю жизнь играл в России. Трое других — испанец Лин, бразильцы Паулиньо и Сими Сайотти. Изменений в легионе в этом году не планируется, у всех четверых действующие контракты.

— Считайте меня идеалистом, но я все-таки спрошу: можно делать на футзале бизнес?

— Испанцы дают отличный пример. Лига неплохо живет за счет рекламных контрактов, почти все клубы — в зоне самоокупаемости, контракты растут, один матч из тура показывает второй общенациональный канал. Запрягали испанцы медленно, зато теперь едут нормально. Их история наконец закрутилась, чему мы заочно рады.

«Дина» в свое время собирала по 10 тысяч народу в «Лужниках» на Межконтинентальном кубке, а у «Барсы» чуть ли не на каждом матча такие показатели. Разве это не объект коммерции?
«КПРФ» — «Сибиряк» / Фото: © МФК КПРФ

— Тогда вопрос со всей коммунистической прямотой: МФК «КПРФ» отбивает хоть какую-то часть вложений?

— Нет на данном этапе такой цели, понимаете ли. Это особенность именно нашего клуба. Мы, например, билеты не продаем, вход на матчи свободный. Я и готов был бы исполнить билетную программу, но мешает, в частности, блестящее знание высшей математики. Зал «Юность» в Климовске, где мы играем домашние матчи, — 890 посадочных мест. Продать билеты можно рублей по 100, и никак не больше. Понятно, что 89 тысяч — не та цель, к которой стоит стремиться серьезному бизнесмену.

Но не исключено все-таки, что к теме придется вернуться. В прошлом сезоне мы узнали, что такое переаншлаг: зал перестал вмещать желающих, люди висели на перилах, некоторые матчи приходилось останавливать.

— Значит, надо оттуда бежать, из этого Климовска.

— Далеко? Мы много лет работали над тем, чтобы народ пошел на «КПРФ». Цинично спрыгнуть в Москву, где есть выбор арен, — на мой взгляд, глуховатый вариант. Просто так, по нашему желанию, люди в зал не придут. Они появляются на трибунах в результате системных усилий, а усилия, которые мы приложили в последние годы, заслуживают уважения.

Если по ходу дела обнаружится полный перегруз, наверное, придется в этом направлении думать. Но в целом тысяча человек — нормально. Когда они активны, картинка получается что надо.
«КПРФ» — «Новая генерация» / Фото: © МФК КПРФ

«Коммунисты — люди ответственные и дисциплинированные»

— То есть слова главного тренера «КПРФ» Бесика Зоидзе «Болельщики — наше вдохновение» — не фигура речи?

— Точно нет. Когда мы только начинали, на трибунах зевали полтора десятка человек. Сегодня трибуны практически всегда заполнены, и это очень достойная энергетика. Мы после сезона провели встречу с болельщиками, назначили ее на вечер буднего дня — человек 400-450 пришли. Нормально же?

— Потому что коммунисты — люди, как известно, ответственные и дисциплинированные.

 — Все, кто в теме, давным-давно поняли: в нашей истории нет политического акцента. На имени клуба политика начинается и заканчивается.

— Вы член КПРФ?

— Пока нет.

https://twitter.com/sportclub_kprf/status/1145610117641056256

— «Пока» — не случайное допущение?

— Просто я не уверен, что это механический процесс. Нет у МФК «КПРФ» такой задачи — чтобы все немедленно вступили в партию, подняли над головой красное знамя и пошли с песнями вперед. У нас спортивный проект, здоровая, чистая история, не зацикленная на идеологии. Хотя клуб действительно поддерживают первые лица партии. Причем лично.

— КПРФ — сильный бренд?

— В политической парадигме — безусловно. Но и спортивный клуб за последние годы неплохо продвинулся. По крайней мере, в мини мы стали заметным явлением: заняли лидирующие позиции в России, вышли в Лигу чемпионов. Все это сделано своими руками фактически с нуля. Можно вспомнить по случаю, что в первом своем сезоне Суперлиги мы набрали одно очко, во втором — три…

— Европа теперь, наверное, опять в тревоге: по ней бродит призрак коммунизма.

— С Европой в этом плане очень четкие взаимоотношения. УЕФА практикует ограничение политической символики, а у нас она, конечно, присутствует. Поэтому вопросы по названию клуба возникли еще на том берегу. Компромисс фактически найден: есть несколько альтернативных вариантов лого, которые позволяют оставить имя. УЕФА подходит к прецеденту абсолютно лояльно, это не острый вопрос.

«КПРФ» — «Новая генерация» / Фото: © МФК КПРФ

«Плей-офф у нас очень жесткий, нигде в Европе такого нет»

— Значит, коммунизм по-прежнему в тренде.

— SC KPRF — так выглядит наше имя в английской транскрипции. Прямая расшифровка не годится хотя бы потому, что слово «communism» начинается с «с», а не с «к», верно?

— Но вы понимаете, конечно, что нужно быть готовым к неожиданным сюжетам.

— Безусловно. Особенно если придется играть в странах, где историю коммунистического движения воспринимают, скажем так, болезненно. Все что угодно может быть. Мы «Диной» в свое время ездили в Чехию: бегаем по парку, а за нами — местные бабушки с проклятиями. Это я очень хорошо помню: бабушки чешут на длинном рывке и не желают тормозить.

Еще раз: МФК «КПРФ» никогда не занимался рекламой бренда, мы ни разу не пользовались административным ресурсом, который у партии, конечно же, есть. Мы стараемся быть взвешенными, аккуратными, действовать грамотно и двигаться плавно.
«КПРФ» — «Новая генерация» / Фото: © МФК КПРФ

— Как пример: запустили с моим старинным другом и соратником Валерием Чумаченко «Академию Аркадия Белого» и хотим развить проект до федерального уровня, с филиалами по всей России. Это история о том, как можно поднять наш вид спорта именно в регионах. Очень хочется, чтобы дело двинулось, мы предельно серьезно им занимаемся.

— Доводилось слышать, что у «КПРФ» нет финансовых проблем. По крайней мере, контракты исполняются аккуратно. Насколько понимаю, это для зального футбола скорее исключение, чем правило.

— Наш вид спорта живет непростой жизнью, но мы действительно одни из немногих, кто строго выполняет все обязательства. На уровне четырех-пяти сильнейших команд России эта схема работает, а что происходит ниже, судить трудно: слишком велика ротация. От смены статусов до внезапной смерти, как случилось, к огромному сожалению, с «Сибиряком».

— Так, может, Суперлига и должна состоять из пяти крутых команд?

— Это несерьезно. Страна большая, интерес к футзалу однозначно есть, тут вообще никаких сомнений. Для крутости хватает плей-офф. Плей-офф у нас очень жесткий, нигде в Европе такого не увидишь.

ЧР-2018/19. Финал плей-офф. «КПРФ» — «Тюмень» / Фото: © МФК КПРФ

— Хорошо, вот вышли вы в финал плей-офф, стали вторыми, уступив «Тюмени», сыграете теперь в Лиге чемпионов. Что дальше? Лучшие в Европе?

— В идеале — конечно. В глобальном смысле стоят именно такие задачи.

— А лидер партии грозит сверху указующим перстом.

— Геннадий Андреевич Зюганов очень взвешенно относится к нашей истории. Задачи клуба основаны на планомерном развитии, бешеные деньги на нас в одночасье не свалятся. В следующем сезоне команда точно не станет слабее, но одну-две позиции мы, возможно, усилим. Плюс наши лидеры, сборники, пошли наконец в полный рост.

— Их много?

— Очень много. Целых восемь человек. Разуванов — Украина, Лин — Испания, Сими играет за Грузию, Янар Асадов, Артем Ниязов, Андрей Понкратов, Ромуло и вратарь Георгий Замтарадзе — за Россию. Когда они разъезжаются по своим сборным — тренировкам конец, квадрат «4-2» гоняем.

Но ничего в этом нет страшного. Стандартные проблемы для серьезного клуба…
Фото: © Global Look Press

Читайте также: