live
Футбол

Самый подлый победитель Лиги чемпионов: подкуп, допинг, отравление и взятка судье

История «Марселя» Бернара Тапи. От него пострадали и «Спартак» с ЦСКА.
  • В сезоне-1992/93 главный евротурнир второй раз прошел с групповым этапом и впервые — как Лига чемпионов (раньше был Кубком) 
  • Победил «Марсель», десятью годами ранее игравший во второй французской лиге
  • Туда же он и направился через год после победы в Лиге чемпионов
  • Подробности мошеннического взлета «Марселя» всплывают до сих пор
Фото: © Gettyimages.ru, Global Look Press

10 декабря 1985-го тележурналист с армянскими корнями Даниэль Билялян поделился инсайдом: финансирующий вело- и лыжный спорт бизнесмен Бернар Тапи нацелен на «Марсель». Глава клуба Жан Каррьо новость опроверг («Олимпик» — не частная лавочка, и даже юридически не может быть продан), но мэр Марселя Гастон Деферр уточнил: предложение Тапи интересно, его помощь пригодится.

Деферр и Тапи познакомились осенью 1985-го в советском посольстве — в рамках визита в Париж Михаила Горбачева. Тапи нахваливал «Марсель»: чудесный стадион, страстные болельщики, но нужен большой клуб — поручите это мне. 12 апреля 1986-го, как только «Олимпик» спасся от вылета во вторую лигу, Тапи официально стал президентом клуба, но за дело взялся тремя месяцами ранее: нанял футбольным директором Мишеля Идальго, выигравшего с Францией Евро-1984, и встретился в Биаррице со звездой «Бордо» Жаном Тигана.

Взбешенный президент «Бордо» Клод Без назвал Тапи шарлатаном и стервятником, а тот, отложив трансфер Тигана, увел лучшего бомбардира в истории «Бордо» Алена Жиресса. «Марсель» еще не имел постоянной базы и тренировался где придется, зато Тапи позаботился о лазерном шоу перед матчами и вознаграждениях: за победу в первом круге-1986/87 устроил команде десятидневные каникулы на Таити.

Тапи жил в Париже, ежевечерне болтал с игроками по телефону, пятничным вечером вел телешоу для начинающих бизнесменов «Амбиции», выходные проводил с командой, а после гостевых матчей приглашал двух-трех лидеров в частный самолет, который сам же пилотировал. Через десять месяцев после прихода Тапи в «Марсель» его предшественник Жан Каррьо застрелился, оставив записку: «Моя жизнь превратилась в ад». Возможно, он имел в виду долги, составлявшие от двух до четырнадцати миллионов франков, и желание Тапи обнародовать финансовую отчетность клуба. 

Во втором сезоне с новым владельцем «Марсель» откатился на шестое место, игроки, спасаясь от фанатского гнева, покидали стадион в багажниках, Тапи настроился на уход из клуба, но передумал, когда после поражения в полуфинале Кубка Кубков от «Аякса» болельщики окружили его машину и попросили остаться.

Через год «Марсель» выиграл чемпионат и Кубок страны (получая этот трофей, форвард Папен, как и обещал партнерам перед матчем, поцеловал президента Миттерана), но недовольный качеством игры Тапи нанял новую партию звезд (Франческоли, Тигана, Дешам), а главное — побил трансферный рекорд Франции, отдав сорок пять миллионов франков за лидера «Тоттенхэма» Криса Уоддла. Заметил его Тапи случайно — приехал на игру «Тоттенхэма» покупать форварда Пола Уолша, но быстро забыл про него, очарованный мастерством Уоддла.

С новыми силами «Марсель» прорвался в полуфинал Кубка чемпионов-89/90. Большему помешали открытый перелом голени вратаря Юара и гол рукой форварда «Бенфики» Ваты — он и вывел португальцев в финал. Матч в Лиссабоне состоялся через несколько месяцев после резонансного интервью швейцарского судьи Жоржа Сандоза.

Выйдя на пенсию, он сообщил France Football, что в Неаполе, Флоренции и Марселе судей принимают особенно тепло, разрешая после игр выбрать подарки в супермаркете. Тремя месяцами ранее Сандоз отработал матч 1/8 финала Кубка чемпионов «Олимпик» — АЕК, где скандально отменил гол полузащитника гостей Патикаса, сбитого в момент удара, и назначил штрафной.

Накинулся на «Олимпик» и президент «Бордо» Клод Без. Он заявил, что его защитника Дидье Сенака пытался подкупить хавбек «Марселя» Филипп Веркрюйс, а форвард «Бреста» Роберто Кабаньяс получил кучу денег за имитацию травмы в начале игры с «Марселем». Были обвинения и помельче (вроде отлынивания двух игроков «Марселя» от допинг-контроля), но по итогам девятимесячного разбирательства в тюрьму попал сам Без, за мошенничество при управлении клубом, а Тапи отделался дисквалификацией за угрозы судьям — доказательств главных пунктов обвинения не нашлось.  

В том же 1990-м Тапи заложил фундамент команды, выигравшей через три года Лигу чемпионов. Например, вернул из «Лилля» ганского полузащитника Абеди Пеле, а в «Осере» — по просьбе Папена — купил Базиля Боли. Его Тапи увел из-под носа у «ПСЖ», хотя переговоры начал своеобразно: «Папен сказал, что ты лучший защитник Франции, но я что-то сомневаюсь».

Уверенный, что клубу не хватает влияния в европейском футболе, Тапи нанял спортивным директором Франца Беккенбауэра, только что выигравшего с Германией чемпионат мира. Тренер Жерар Жили, дважды сделавший «Марсель» чемпионом, не вынес такого соседства и покинул клуб после еврокубковой победы 5:1 над албанским «Динамо».

Сменивший его Беккенбауэр быстро ошалел от условий работы: после дождя сторож не пускал команду на тренировочное поле, чтоб газон не испортили, а в разгар другого занятия полиция забрала на допрос трех игроков, Казони, Ольмету и Пардо, — по делу о финансовых махинациях «Тулона». Результаты ухудшились, Тапи активно вмешивался (настаивал, что вратарем должен быть Ольмета, а не Юар), и Беккенбауэр вернулся на директорскую должность, а тренером стал бельгиец Раймон Гуталс, ранее руливший «Бордо» и бравший с «Андерлехтом» Кубок Кубков.

«Гуталс сказал мне: «Ты прекрасно знаешь, что Тапи ничего не смыслит в футболе. Ты в порядке и теперь выйдешь на поле в новогоднем товарищеском турнире, — вспоминал вратарь Гаэтан Юар в книге «В раздевалке «Олимпика». — Я был счастлив, публика скандировала мое имя, а потом сын Тапи спустился с трибуны и о чем-то поговорил с Гуталсом. Тот попросил меня покинуть поле. Турнир для меня закончился».

После проигрыша в серии пенальти финала Кубка чемпионов-91 «Црвене Звезде» Тапи сделал Гуталса техническим консультантом, назначил тренером хорвата Томислава Ивича и расстался с Беккенбауэром — на прощание тот купил всем шампанского, даже пенсионерам, стиравшим форму. В запале новой перестройки Тапи задумал даже обмен Дешама в «ПСЖ», но Дидье отказался. 

«Тапи дважды звонил мне, говорил, что я буду в резерве, что вообще не буду играть. Сделал все, чтобы убедить меня уйти. Но я чувствовал, что готов играть в основе «Марселя» и фактически навязал себя клубу», — заявил Дешам в интервью France Football. В итоге Дидье стал — пусть и из-за травмы Бернара Казони — капитаном «Марселя», выигравшего Лигу чемпионов-1993. Но ни он, ни Уоддл, ни Папен, ни Пеле не спасли команду от провала в предыдущем Кубке чемпионов, впервые вместившем групповой раунд.

Ивич оставил «Марсель» из-за семейных трудностей, вызванных югославской войной, тренером снова стал Гуталс, но перестановка случилась в неудачное время — перед ответной игрой квалификации Лиги чемпионов с пражской «Спартой». Проиграв 1:2, «Олимпик» не попал в групповой турнир (сезон закончился кошмаром перед финалом Кубка Франции — обрушилась трибуна, погибло восемнадцать человек, и матч отменили), а Тапи затеял решающую перестройку.

«Когда игрок сбавлял, Бернар тут же искал замену. Особенно когда агент говорил: «У меня есть кое-кто получше. Настоящая жемчужина. Тапи слушал всех подряд», — вспоминал в книге «В раздевалке «Олимпика» вратарь Паскаль Ольмета, которому летом 1992-го нашлась замена в «Тулузе» — 21-летний Фабьен Бартез. В атаке же места Папена и Уоддла заняли Феллер и Бокшич (во втором круге промелькнул в «Марселе» и Игорь Добровольский, но, отказавшись выйти на поле с температурой 40, он выпал из состава). 

Среди новичков лета-1992 оказалось и два оборонительных игрока «Нанта» — Марсель Десайи и Жан-Жак Эйдели: «Я узнал об интересе «Олимпика» в феврале и был счастлив. Потом мне позвонили седьмого марта, за день до нашей игры с «Марселем». Подтвердили, что интерес сохраняется, но прежде всего — попросили помочь «Марселю» выиграть, — заявил Эйдели журналисту Александру Фьеве. — Я ответил, что об этом и речи быть не может, а назавтра узнал, что с тем же предложением выходили на Десайи. Он тоже отказался, но мы проиграли 0:1».

С новым тренером Жаном Фернандесом «Марсель» успешно прошел отборочный раунд Лиги чемпионов, но в чемпионате откатился на пятое место, и команду в третий раз возглавил Раймон Гуталс. «Он обращался с нами, как дедушка с внуками, — вспоминал в книге «В раздевалке «Олимпика» Жан-Жак Эйдели. — Его предматчевые установки были короткими, и всегда заканчивались словами: «Вот наш состав, если шеф (Тапи) ничего не поменяет».

После ничьей с «Рейнджерс» и победой над «Брюгге» команда Гуталса поехала к ЦСКА, проводившему домашние матчи Лиги чемпионов в Германии.

«Перед матчем в Берлине ко мне пришли двое, — рассказал мне главный тренер ЦСКА Геннадий Костылев. — Один — француз, второй — русскоязычный, поляк или серб. Достали деньги из пакета: «Тебе этого на всю жизнь хватит». — «Я хочу спокойно жить и не позориться. Уходите отсюда по-хорошему». Выгнал их, через час приходят мои игроки: «Деньги предлагают за поражение. Что делать?» — «Ребята, игру покажут на всю страну. Потом вы по пьянке кому-нибудь признаетесь. Вас же проклянут и закончите с футболом. Что вам эти деньги? Пропьете, прогуляете, машину купите, а потом в тюрьму сядете. Давайте я вам лучше двойные премиальные выбью». Начальник ЦСКА Мурашко не хотел удваивать, но я надавил: «Твои, что ли, деньги? Клубные же». После 1:1 он выдавливал премии частями, так, по-моему, всего и не отдал».

Ильшат Файзулин радуется забитому голу / Фото: © Paul Marriott — EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru

В финал выводило первое место в группе, а «Марсель» — после двух ничьих в трех матчах — делил его с «Рейнджерс». На всякий случай стоило позаботиться о разнице голов. Перед ответной игрой с ЦСКА, когда попытка подкупа снова провалилась (теперь отказал защитник Колотовкин), «Марсель» пошел другим путем: «В бутылки с водой, которые предназначались московским футболистам, тончайшим шприцем ввели какое-то вещество прямо сквозь пробки, — спустя тринадцать лет признал Эйдели в интервью L`Equipe. — При этом все улыбались, шутили. Потом позвали мальчишку из числа помощников и приказали ему отнести бутылки русским… Нет, в таком состоянии ЦСКА не мог сыграть в свою силу».

«Перед игрой в автобусе заснуло несколько человек, — вспоминал Геннадий Костылев. — После этого мы уступили 0:6. О том, что в Лиге чемпионов нам будут в бутылки с водой добавлять психотропные препараты, мы и подумать не могли, потому и не делали в Москве никаких анализов. Тогда я списал наше поражение на волнение». Помощник Костылева Александр Кузнецов добавил: «Перед игрой ребята были вялые, сонные, глаза слезились. В нашу маленькую гостиницу привозили еду, куда могли добавить что угодно. Подозрительно и то, что после игры не было допинг-контроля».

В следующих матчах «Марсель» со скрипом набрал три очка (за победу давалось два) — 1:1 с «Рейнджерс» и 1:0 с «Брюгге» — и вышел в финал, но Тапи бушевал: в перерыве матча в Глазго ворвался в раздевалку, где оскорбил несколько игроков и поругался с тренером, а накануне игры с бельгийцами заявил в интервью Le Provençal, что победы «Марселя» — заслуга президента, а не тренера.

Гуталс ответил на страницах France Football: «Он просил меня помочь всегда, когда что-то шло не так, а сейчас приписывает все заслуги себе. Конечно-конечно, именно он вывел «Олимпик» в финал Лиги чемпионов второй раз за три года, и он вполне способен выиграть матч сам… Попросите его рассказать о своих тактических схемах и слабых сторонах «Милана». И прежде всего узнайте, что он сделал в 1991-м, чтобы мы прошли «Милан» в четвертьфинале». Вскоре Гуталс дезавуировал свое интервью, но, во-первых, это уже никого не волновало, а во-вторых — вспыхнул более громкий скандал. 

Болельщики «Марселя» / Фото: © Howard Boylan / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

16 мая, за полторы недели до финала, Тапи и гендиректор «Марселя» Жан-Пьер Бернес попросили Дешама, Десайи и Эйдели связаться со своими друзьями в «Валансьене» — Бурручагой, Глассманном и Робером — и убедить их сдать «Марселю» матч 36 тура, чтобы фактически оформить чемпионство и спокойно подготовиться к игре с «Миланом». Дешам с Десайи промолчали и накануне матча с «Валансьеном» Бернес припер к стенке Эйдели: пора звонить.

Робер и Бурручага согласились, — их клуб вылетал, а им еще и зарплату задерживали, — но Глассманн заупрямился. Тогда трубку взял Бернес, пришедший в «Марсель» на пять лет раньше Тапи: «Какие у вас шансы на победу? Один из десяти. Ты либо проиграешь и заработаешь, либо просто проиграешь. Вы вылетаете, так что подумай. У меня хорошие отношения с «Мартигом», они в следующем сезоне будут в лиге 1, и я могу устроить тебя туда». Глассманн все равно отказался, а Эйдели передал конверт с деньгами (двести пятьдесят тысяч франков) жене Робера, и «Марсель» победил 1:0. Бокшич забил единственный мяч, когда «Валансьен» был в меньшинстве — Робер валялся за полем после столкновения с Ди Меко.

Назавтра Глассманн сообщил о попытке подкупа журналистам (за это его потом долго травили фанаты «Марселя» — подсовывали картонный гроб и закидывали монетами), но на несколько дней про него забыли. Близилась игра с «Миланом». «Перед финалом Лиги чемпионов в Мюнхене нам велели выстроиться в шеренгу, чтобы получить от врача дозу стимулятора, — признался Эйдели в интервью L`Equipe. — Согласились все, кроме Руди Феллера. Он был вне себя от ярости».

«Марсель» обыграл «Милан» благодаря голу Базиля Боли. За десять минут до перерыва тот получил травму и хотел покинуть поле, но, увидев это, Тапи по рации запретил Гуталсу делать замену. Через восемь минут Боли забил победный мяч. Но это еще не весь комизм. «Тапи отказался заплатить мне мой бонус за победу в Лиге чемпионов, — пожаловался второй вратарь Ольмета в книге «В раздевалке «Олимпика». — После матча я забрал трофей и сказал Бернесу: «Не верну его, пока не дадите мне чек». Через неделю я получил чек, и кубок вернулся «Марселю». Иначе Тапи бы мне не заплатил».

А потом арестовали Эйдели и Робера (после обнаружения в саду его тети конверта с деньгами), Бурручуга признал, что получил предложение сдать матч, но поклялся дочерьми, что отверг его, а Тапи предложил тренеру «Валансьена» Боро Приморацу полмиллиона франков, только бы тот взял на себя вину за договорной матч, — безуспешно. Эйдели признал вину и вышел на свободу, а Бернес отпирался, сидя в психиатрическом отделении тюрьмы Лос-ле-Лилль.

Бернар Тапи и Жан-Пьер Бернес / Фото: © Christian Liewig — Corbis / Contributor / Corbis Sport / Gettyimages.ru

Бернес (последние двадцать лет работающий агентом — Рибери, Блана и Насри) сознался лишь в марте 1995-го в суде Валансьена: «Я молчал два года, чтобы спасти «Олимпик» от санкций». Тоже безуспешно. «Марсель» лишили чемпионского титула-1993 и отправили во вторую лигу, а Тапи провел полгода в Тюрьме Здоровья, в парижском районе Монпарнас. Его обвинили и в использовании оффшорных компаний для выплаты вознаграждений иностранным посредникам, которые пытались воздействовать на игроков соперников — в частности, греческого АЕКа, софийского ЦСКА и московского «Спартака», проигравшего «Марселю» в полуфинале Кубка чемпионов-1991.

Осчастливив сотни тысяч жителей Марселя, Тапи навсегда остался их кумиром и в конце девяностых на несколько месяцев вернулся в клуб генеральным директором. Перед посадкой в тюрьму он сыграл главную роль в фильме Клода Лелуша «Мужчины, женщины: руководство по эксплуатации», а освободившись, записал сингл с рэпером Doc Gynéco и всерьез занялся актерской карьерой — играл в театре (например, спектакле «Полет над гнездом кукушки») и сериалах.

Последние два года Тапи борется с раком желудка. Весной он самовольно приостановил лечение, чтобы участвовать в новом судебном процессе по делу о продаже компании Adidas, длящемуся уже четверть века.

Не отпускает его и футбольное прошлое. Румынский тренер Корнел Дину заявил в вышедшей два месяца назад автобиографии, что победа над «Брюгге», которая вывела «Марсель» в финал ЛЧ-1993, тоже добыта нечестно. Перед игрой Тапи сообщил Дину, что уже договорился о победе, но нужно, чтобы румынский судья Ион Крэчунеску не показывал желтую карточку Базилю Боли — иначе тот пропустит финал. Дину, возглавлявший тогда сборную Румынии, передал пожелание Крэчунеску, и тот не подвел, хотя некоторые поступки Боли заслуживали предупреждения. По словам Дину, судья получил за это двадцать тысяч долларов.

Весной 1993-го, когда Тапи так ловко прокладывал дорогу в финал, я учился еще только в первом классе, но уже почти два года болел за ЦСКА и хорошо помню ощущения от 0:6 с «Марселем», увиденных мартовской ночью по телевизору. За стеной шумно дрались соседи, и это беспокоило не меньше, чем набеги Франка Созе и Абеди Пеле — если бы мама проснулась, я неминуемо отправился бы спать, не досмотрев матч. А тут еще и Гутеев пропускает гол за голом — просто кошмар.

«Марсель» казался идеальной командой, эталоном, мечтой. Помню еще, что в перерыве показали рекламу компании МММ — как выяснилось, у нее с «Марселем» много общего. 

Смотреть на YouTube

Читайте также: