Футбол

«Хотелось спать, но стоило закрыть глаза, мерещился полет в пропасть». «Матч ТВ» разыскал в Белоруссии Сергея Штанюка

«Хотелось спать, но стоило закрыть глаза, мерещился полет в пропасть». «Матч ТВ» разыскал в Белоруссии Сергея Штанюка
Сергей Штанюк / Фото: © Евгений Дзичковский / Матч ТВ
С 94-го по 2009-й он играл за два «Динамо», «Сток Сити», «Шинник», «Луч», «Ростов», «Аланию». Хорошо играл — вратарь Андрей Сметанин, скажем, включил его в личную символическую сборную. При том что за настоящую сборную, только не «Динамо», а Беларуси, он сыграл 73 матча, забив три мяча.

Сейчас живет в Минске, занимается бизнесом. С футболом почти не соприкасается. Говорит — устал от него. 

  • Какой кофе самый лучший? 
  • Чем хорош Гарник Авалян?
  • Как попасть в ДТП пять раз подряд и уцелеть? 
  • Что такое бизнес по-гондурасски? 

Ответы — ниже. 

— Правда, что футбол в вашей жизни уступил место боксу?

— Громко сказано. От футбола действительно устал, а бокс — больше развлечение, для поддержания формы. Еще когда играл, нравилось боксировать. Знал, что после окончания футбольной карьеры не оставлю это дело.

https://www.instagram.com/p/Bkz15UiDxHt/

— Насколько серьезен уровень?

— Работаю в спокойном режиме, в среднем две тренировки в неделю. Индивидуальный тренер, спарринги.

— В 2009-м, выступая за «Аланию», вы получили двойной перелом носа. Как он реагирует сейчас на бокс?

— Та травма фактически положила конец карьере. Долго восстанавливался, тяжело набирал форму, потом закончился сезон, а в следующий я уже не вошел.

— Совсем в футбол сейчас не играете?

— От силы раз в две недели. И то больше из-за друзей, хорошая компания.

— Вы владелец сети кофеен. Сеть — это сколько?

— В данный момент две. Было десять.

— Реструктуризация?

— Скорее, личные обстоятельства.

— Вернетесь к прежним масштабам?

— Загадывать не стану, но бизнес этот нравится, планирую продолжать.

https://www.instagram.com/p/9vlmG4C_wA/

— Дайте практический совет, какой кофе покупать в магазинах?

— В магазинах один, для бизнеса другой. Мы начинали с итальянских поставок, но в итоге пришли к тому, что ребята закупают и сами обжаривают. Вся прелесть — именно в свежести обжарки.

— И Европе иногда распыляют ароматизаторы возле кофеен. Народ клюет и заходит.

— Интересно. Но лучше качеством брать.

— Вы попробовали еще и шоу-бизнес. Понравилось?

— Спродюсировал клип бывшей супруги. Это не было стандартной раскруткой исполнителя ради последующих доходов, бизнесом там и не пахло.

— В середине 90-х вы перешли из минского «Динамо» в московское. Кто помог?

— Что. Кубок Содружества. Не знаю, как сейчас, а раньше это была футбольная ярмарка.

— Сейчас далеко не ко всем бывшим республикам СССР применимо слово «содружество».

— Логично. А тогда «Динамо» обозначило интерес, состоялся разговор с Николаем Толстых, я согласился.

Алексей Бобров убегает от Сергея Штанюка / Фото: © ФК «Зенит» / Вячеслав Евдокимов

— В Москве вы работали под руководством четырех тренеров: Адамаса Голодца, Алексея Петрушина, Георгия Ярцева и Валерия Газзаева. Были среди них «ваши» и «не ваши»?

— Со всеми работалось нормально. Единственное — с опаской отреагировал на приход Ярцева. Спартаковский стиль, мало ли. Играл в какой-то период не очень уверенно, косил людей на ровном месте. В итоге сработались.

— Косили — из-за спартаковского стиля?

— Из-за моего. Ярцев вызвал на разговор, спросил, зачем сносить человека, если он расположен спиной к воротам. Ответил, что эмоции зашкаливают, очень хочу себя показать, не ошибиться, теряю контроль. «Понял, вопросов нет», — отреагировал Ярцев. Со временем все наладилось.

— Следующая станция — «Антверпен».

— Транзитный пункт. Мой английский агент занимался переходом в АПЛ, бумажное оформление шло долго, чтобы поддерживать форму, он пристроил меня в Бельгию. Один матч там сыграл, кажется. И перешел в «Сток Сити».

— Эта команда ассоциируется у многих с классическим британским футболом. Комбинация номер один — пас вперед, все побежали. Так и было в «Сток Сити»?

— Зависело от тренеров, ведь они менялись. При исландце Гудьоре Тордорсоне играли по-другому, пытались комбинировать. Потом пришел валлиец Тони Пьюлис, предпочитавший вертикальную британскую классику.

— В Англии все нравилось? Даже кухня?

— Вот она точно не нравилась. Кухни там по большому счету нет, не Италия с Францией. Но у «Сток Сити» не было своей базы, а в гостиницах кормили по-европейски, без «фиш-энд-чипс». Простое углеводное питание.

— Британская манера выпивать, не закусывая, обошла вас стороной?

— Я не из категории футболистов, которые могут выпить и потом неплохо выглядеть на поле. Не тот уровень таланта. Мне надо режимить, чтобы хорошо играть, поэтому выпивки всегда сторонился.

https://www.instagram.com/p/BQ0mD6UlaRz/

— Как вышло, что вас звали «Вест Бромвич», «Вест Хэм» и «Кристал Пэлас», а вы оказались в «Шиннике»?

— Предложение из Ярославля было самым конкретным — интерес английских клубов, скорее, расплывчатым. После «Шинника» сложилась похожая ситуация, поэтому выбрал «Луч». Там разговоры — тут контракт.

— «Луч» — самый крутой по деньгам клуб в вашей карьере?

— Наверное, да.

— Слышали про хронические проблемы с деньгами во Владивостоке, Владикавказе и Ростове, где играли? Не странно ли с учетом вашего предыдущего ответа?

— Грустно. Футболисты не в силах что-то изменить, но начинать, на мой взгляд, надо с детей и инфраструктуры. Это базис, а личные контракты и амбиции руководителей — надстройка.

— Ваше амплуа — центральный защитник. В веселые годы российского футбола эту позицию наравне с вратарской считали в теневом смысле едва ли не главной. Подтвердите или опровергнете?

— Случалось и такое.

— Скажете что-то еще кроме «случалось»? Вы играли в командах, которые были на слуху в этом плане.

— В то время 70 процентов команд были на слуху, как вы говорите. Ко мне обращались, получили отрицательный ответ. Но не стал бы разделять игроков по амплуа в данном случае.

https://www.instagram.com/p/Bje3aGCDLA3/

— Расскажете, как вас в центре Минска сбила машина?

— Прямо перед камерами. Снимался сериал, попросили поучаствовать в эпизоде, как раз в ДТП. Дублей пять было, наверное, но в итоге это не имеет значения, потому что сцена в фильм не вошла. О гонораре изначально речи не было, а вот потерянного времени жалко, снимали дня три. И даже не позвонили, чтобы сказать.

— В сцене наезда снимался дублер?

— Да там такой наезд… Пустяковый. Потом еще текст какой-то говорил. В целом понял, что кино — не мое.

— Что за легендарное южноамериканское турне предприняло минское «Динамо» в 1995-м? В России о нем мало знают, хотя поездка, насколько удалось понять, выдалась экстремальной.

— За год до этого в Южную Америку съездила сборная. Все прошло гладко, всем понравилось, поэтому пригласили клуб. И началось непонятное. Уезжали на две недели — вернулись через пять.

— Разве обратные билеты вам не сразу забронировали?

— На словах, может, и сразу, а на деле пришлось зарабатывать матчами на свой отъезд.

— Как бродячему цирку?

— Примерно. Только в менее тепличных условиях. Организаторы кинули нас на деньги, передав права на турне кому-то еще.

— Между городами и странами передвигались по запланированному маршруту?

— Точно не знаю, но явно не на запланированном транспорте. Видели в кино латиноамериканские автобусы середины прошлого века? Вот на таких и колесили по горным дорогам, где слева стена, справа обрыв. Или наоборот. Кабина из досок, серпантин, отбойников нет. Хочется спать, но только закроешь глаза, мерещится полет в пропасть. Начали с Эквадора, закончили в Мексике. Ни еды, ни условий. Покупали за доллар связку бананов — так и питались порой.

— Ехали на рейсовых автобусах? С креолами и индюками?

— До этого не дошло, но колорита хватанули с избытком. Тамошний общепит — отдельная песня. Антисанитарная. Заказали как-то воды — официант набрал кучу полных стаканов, а чтобы удобнее нести, пальцы в них опустил. Тогда больше веселились, глядя на такое, но после возвращения я первый слег с гепатитом. За мной еще человек пять, включая доктора.

— Родные в Минске знали, что с вами происходит?

— Откуда? Мобильной связи еще не было, факсы на пути попадались не каждую неделю. Даже в клубе про нас ничего толком не ведали. Когда родственники кому-то дозванивалась в отель, вся команда своим приветы передавала. Я тогда только женился, оставил супруге долларов тридцать, на две недели должно было хватить. Но не на пять же!

— Где тренировались?

— Где нужда застанет. В основном, на полях, предоставленных соперниками. Они же оплачивали наше размещение, один или два дня. В промежутках — где хотите, там и ночуйте.

— С криминалом сталкивались?

— Бог миловал. Сталкивались с другим:  стоит у дороги шиномонтаж — а за двести метров до него заботливо выдолблена яма с острыми краями. Бизнес по-гондурасски. Расслабились немного лишь в самом конце, когда добрались до мексиканского Канкуна. Хоть в море окунулись на курорте.

— Из нападающих, против которых играли в России, кто был самым неприятным для вас, как для защитника?

— Гарник Авалян.

Гарник Авалян / Фото: © ФК «Строгино»

— Неожиданно.

— Почему? По мастерству и исполнительской манере — сильный форвард. Играл в «Крыльях» и мне, еще молодому, прилично досаждал. Резкий, своеобразный, часто менял направление движения.

— Судьбу Лаки Изибора, вашего партнера по «Динамо», знаете?

— А что с ним?

— Умер от СПИДа в 2013-м.

— Про Лексето знал, про него нет. Помню Лаки, с чувством юмора парень. Смеялись над его «No money — no football». Очень жаль.    

Читайте также:

  

Нет связи