Футбол

«Абрамович дал команду: показать все! И нам показали все». Большое интервью с лучшим тренером России

«Абрамович дал команду: показать все! И нам показали все». Большое интервью с лучшим тренером России
Игорь Осинькин / Фото: © ФК «Чертаново»
«Чертаново» — главная сенсация российского футбольного сезона.

Будь моя воля, я бы так и сделал: титул лучшего тренера сезона отдал бы Игорю Осинькину. Невзирая на прописку в ФНЛ.

Юное наглое «Чертаново» под его управлением наделало такого шороху в российском футболе, что только держись. Между нами говоря, организация клуба и команды «Чертаново» — фантастическая история. За такие истории всем нам и нужно болеть.

«Википедия» пишет, что «в 2018 году «Чертаново» стало самой молодой командой, которой удалось пробиться в ФНЛ: средний возраст игроков меньше 19 лет», и «Википедии» хочется верить. По крайней мере, защитник Владимир Бартасевич (37 матчей в сезоне-2018/19, все в основе, два забитых мяча) в свои 25 смотрится в составе мамонтом: вокруг него 20-летние пацаны носятся, а те, которые на лавке, ему мячи с бровки подавали пару лет назад.

ФК «Чертаново» в год дебюта в ФНЛ поднялся сразу на пятое место, передал в РПЛ трех молодых перспективных футболистов, сделав на этом неплохой бизнес, а в концовке сезона получил в спарринг-партнеры национальную сборную России.

Главный тренер ФК «Чертаново» Игорь Осинькин в эксклюзивном интервью «Матч ТВ»:

  • Счастливый русский парень из Северной Осетии
  • Мог играть в «вышке», но сам себя угробил
  • Голодное «Чертаново», сытая «Кубань»
  • Как получить поддержку от «Барселоны»
  • Почему не стоило играть со сборной России
  • Встречи с Абрамовичем, стажировки в «Челси»

«Так, как любят футбол на Кавказе, его не любят нигде»

— Про ФК «Чертаново» теперь в футбольном мире знают все, история его главного тренера известна немногим. Между тем у вас очень интересный бэкграунд. Вы, я так понимаю, человек кавказского менталитета…

— Как правильно рассудить? Отец — военный, родился я в Пензе. Когда мне не было и года, семья через Украину, где провела всего несколько месяцев, переехала во Владикавказ. В Орджоникидзе, точнее. Я прожил в этом чудесном городе целых 40 лет, но назвать себя носителем кавказского менталитета все равно не могу.

В Северной Осетии, конечно, свято чтят национальные традиции, но ведь время сейчас такое — космополитизм, глобализация, дружба народов, взаимопроникновение культур… Не сказал бы, что меня окружал какой-то особый кавказский колорит. Я, например, не знаю осетинский язык: просто необходимости такой не было, все вокруг говорили по-русски. Рос себе спокойно, был счастлив, как все мы счастливы в детстве, вообще никак не комплексовал.

А самое главное, что рядом всегда был футбол. Или я рядом с ним. Вот в этом смысле — да, я настоящий кавказец, потому что так, как любят футбол на Кавказе, а особенно в Осетии, его не любят нигде.

— Зная судьбу «Алании», трудно поверить.

— Очень грустная история. Все мы смотрели владикавказский сюжет «КраСавы», что тут добавить? Но в те годы было иначе. Как будто на другой планете жили. Я, например, и представить себе не мог, как это вообще возможно — не пойти на стадион, если играет наш «Спартак»? Нет ни одной причины для размена!

Все вокруг болели футболом, жили футболом, молились на футбол. Эту страсть я действительно впитал на ментальном уровне. Ни с чем не могу ее сравнить.

— В вашем игроцком профайле обнаруживаются, кроме «Спартака», узбекская «Амударья», «Локомотив» из Минвод, «Динамо» (Махачкала), «Автодор», «Иристон»…

— Не самая великая карьера.

— Могла сложиться иначе?

— Немножко не повезло. Я, как говорится, подавал надежды, попал в обойму главной команды, на четвертый курс университета перешел, но от армии это не спасло. Из «Спартака» тогда в течение нескольких дней угнали девять человек.

— Далеко занесло?

— Не очень. В Миллерово Ростовской области.

— Кто же не знает Миллерово, родину Дениса Глушакова!

— Ну да. Денис 1987 года рождения, моя служба — 1985-1987, такое вот совпадение. К сожалению, выбраться оттуда в спортроту, как изначально планировалось, не вышло. Собираясь на дембель, думал об одном: надо сделать так, чтобы сразу, ни дня, ни часа, ни секунды не теряя, начать играть на том уровне, с которого забрили! Все подчинил этой мысли, тренировался как проклятый — три раза в день, в зале, на асфальте, с мячом, без мяча.

Однажды вышло так, что просто зверски отбил пятку, вообще ступать на нее не мог. Надо было паузу взять, потерпеть, подлечиться, но куда там! Все не так сделал, запорол восстановление. Бегал, ступая на носок, и просто добил ногу: порвал связку, которая держит стопу.

Если честно, после этого я уже никогда не играл в нормальный футбол. Только пыжился. По сути, закончил карьеру в 21 год. Зато до сих пор могу предсказывать погоду: нога — отличный барометр.

«Рядом ходит если не беда, то серьезная проблема»

— Как бы оценил потенциал молодого футболиста Осинькина опытный тренер Осинькин? Мог он летать?

— До армии выглядел неплохо, мне кажется. Тогда была очень высокая конкуренция, но я считал, что в высшей лиге играть могу и буду. Сто процентов! У меня была достаточно стабильная техника, забивал много, вызывался в юношескую сборную РСФСР. Сережа Колотовкин, Игорь Скляров, Федя Гаглоев — многие из той команды хорошо поиграли на высоком уровне.

— В атаке, значит, решали?

— По юношам — да, а в профессиональном футболе чаще атакующего хава исполнял, «десятку».

— Идеальная позиция.

— Ее я лучше всего понимал и чувствовал, особенно ближе к концу карьеры. Может быть, поэтому позже, на тренерской работе, удалось передать что-то Алану Дзагоеву и многим другим ребятам. Хотя какая там карьера? Вторая лига…

— Очень серьезный турнир по тем временам.

— Это правда. С нынешней ПФЛ вообще никакого сравнения, небо и земля. В общем, так сложилось, так бог распорядился, что в 24 года я начал тренировать мальчишек. Параллельно цеплялся, конечно, как мог за профессиональный футбол, но уже четко понимал: совсем не тот уровень, о котором мечталось. Нужно что-то в жизни менять.

Какое-то время футбол еще помогал зарабатывать, но в Осетии как? Если ты не в главной команде — нормально не заработаешь. А в главную я уже точно не попадал.

Игорь Осинькин / Фото: © РИА Новости/Виталий Тимкив

— Как вела себя нога?

— Плохо. В моменты пиковых нагрузок от колена и ниже я ее практически не чувствовал. Страшновато было, помню. Постоянное ощущение, что где-то рядом ходит если не беда, то серьезная проблема. Выпрыгиваешь — и не знаешь, как приземлишься: то ли пополам, то ли пронесет. И чем дальше, тем яснее: травма — мой крест.

— Жестокое разочарование?

— Как сказать? Это же процесс был, а не момент. В течение нескольких лет я пытался вернуться, реанимироваться. Боролся, старался, верил, но в конце концов смирился и принял новые условия игры. А куда деваться…

— В тренеры, куда же еще.

— Я не пропустил в своей жизни ни одного футбола, который была возможность посмотреть. Ни одна публикация мимо не прошла: «Советский спорт», «Футбол-Хоккей», «Спортивные игры» — до сих пор архив где-то хранится, все собирал, до чего мог дотянуться. Настолько был фанатичен, что дальше, наверное, и некуда. Но реализоваться мечтал именно как игрок. Мало кто в 24 года всерьез думает о тренерской карьере, согласитесь. Так и у меня было: да, мое, очень нравится, хочу, но когда-нибудь потом. Следующий этап жизни, далекий.

Но случилось так, как случилось. Год проработал в школе Пригородного района, а в 1990-м набрал свой первый возраст. Терек делит Владикавказ примерно пополам, в городе две школы по разным берегам: «Спартак» и «Юность». Моя — «Юность».

— Теперь понятно, почему вы с отличием закончили ВШТ.

— Голова у меня так устроена, ничего не поделаешь: если нравится — будет и пять баллов, и восемь, и десять. Не нравится — все мимо. К оценкам я сроду относился равнодушно, в институте даже стипендию не всегда получал, потому что на первом, втором и третьем местах был футбол. А в Высшую школу тренеров пришел вполне сложившимся человеком и вытянул из процесса обучения все до последней капли.

«Есть возможности — пользуйся, нет — не ищи оправданий»

— «Чертаново» — главная сенсация сезона ФНЛ. Никто на самом деле не понимает, что произошло, как сложилась эта команда, какими причинами обусловлен скачок. Ваша оценка? Диво дивное или абсолютно земная история, все так могут?

— Допустимы оба взгляда, оба верны по сути. Смотрим на результат — видим чудо. Оцениваем качество работы — понимаем, что воздалось по заслугам. Я принял команду три года назад, в июне 2016-го, она была в нижней части таблицы (11-е место в зоне «Центр» ПФЛ по итогам сезона-2015/16. — «Матч ТВ»). Уже тогда было понятно, что ее потенциал недораскрыт. С тех пор движемся поступательно — и по игре, и по результату.

— В «Чертаново» условия в целом не царские, едва ли сравнимые со «Спартаком», «Зенитом» или «Краснодаром», которые тоже представлены в ФНЛ. Возможностей у сверстников-конкурентов гораздо больше, а турнирные результаты хуже («Краснодар-2» — 10-е место в сезоне, «Спартак-2» — 14-е, «Зенит-2» — 19-е. — «Матч ТВ»). Парадокс?

— Это как минимум некорректно — утверждать, что «Чертаново» младше всех и лучше всех. По возрасту мы приблизительно равны, а в концовке, например, «Спартак» был и помладше. У «Краснодара» в первом круге на определенном отрезке была очень хорошая игра, потом молодежка передала в главную команду Сулейманова с Игнатьевым, а чуть позже Уткин и Сафонов стали к играм в РПЛ привлекаться.

— Другое дело, что возможностей таких у нас действительно нет, это объективно. Но, знаете, я вспоминаю свой первый год во Владике, 1982-й, который стал чемпионом России на выпуске.

У нас ведь даже поля не было, тренировались на каком-то закутке, 50 метров на 30. В купе ни разу не ездили, только в плацкарте. Что такое помощник, я не знал. Билеты — да никто, кроме меня, ими не занимался: надо — значит надо, я и делаю, все нормально. Нас всеми силами поддерживал директор школы Нодар Захарыч Папелишвили, но какие у него были возможности? Поэтому на все турниры, кроме самых важных, вроде финала чемпионата России, мы ездили за счет родителей.

Есть возможности — пользуйся, нет их — не ищи оправданий. Я так привык думать. Из команды 1982 года человек шесть заиграли потом в высшей лиге. Валерьян Бестаев, Амзор Айларов, Алан Засеев, Давид Цораев, Артур Кулумбеков, Марат Цаллагов — дай бог никого не забыть.

— В общем, футболист, как и художник, должен быть немножко голодным.

— Если он не голодный, к нему тоже надо найти подход. Голодные ли Месси с Роналду? Разве что до забитых мячей, побед и титулов. Тем, кто хочет, всегда можно помочь, уверяю вас.

Лионель Месси / Фото: © Reuters

— А с сытыми доводилось работать?

— В «Кубани» разве что, но «Кубань» — отдельная история. Ситуация в сезоне-2015/16 сложилась так, что команда посыпалась. Там немало было квалифицированных игроков, но пошла одна распродажа, вторая, в какой-то момент травмпункт заработал на полную мощность — в общем, все в кучу, как иногда бывает.

За семь туров до финиша ушел с поста главного тренера Сергей Ташуев, на одну игру поставили Арсена Папикяна, потом меня из дубля подняли… Решения немножко торопливые, конечно.

— Фирменный знак отличия «Кубани».

— Команда вообще не понимала, что творится. Перед первым своим матчем я провел ровно одну тренировку, не все игроки твердо знали, как меня зовут, не говоря о требованиях. Мы для начала сгорели «Мордовии», прямому конкуренту, и нас сразу похоронили. Но рановато, как выяснилось. Немножко пообщались с ребятами, поняли друг друга, встряхнулись — и получилось перезагрузиться. Почти выбрались из ямы.

— Три победы на финишном отрезке, если правильно помню.

— Правильно помните. Их, к сожалению, не хватило. Плюс «помогло» не очень внятное судейство в ответном стыковом матче с Томском (1:0 и 0:2. — «Матч ТВ»). Но мы сделали тогда все, что могли. У команды в сезоне было семь побед, три из них в той самой концовке — нет, мне не стыдно за такую работу.

«Лучшие должны идти на повышение»

— В «Чертаново», рассказывают, премия за победу — 30 тысяч рублей. Жить можно?

— Можно. Но в ФНЛ ни у кого таких премиальных нет.

— Футболисты в 18-20 лет могут и даже, наверное, должны быть альтруистами. А тренеры? Знаю, что у вас были в последнее время предложения. Подозреваю, что и новые не за горами. Или работать с молодежью — все, чего вы от этой жизни хотите?

— Так скажу. Я не считаю себя тренером исключительно молодежного диапазона. У меня достаточно опыта и знаний, мне не 25 лет, чтобы перед кем-нибудь комплексовать. К себе, к штабу, к футболистам есть базовое требование: развиваться, двигаться вперед. Все остальное вторично, включая деньги. Они всегда тебя найдут, если будешь хорошо работать.

— Очень оптимистично.

— Все именно так и устроено в «Чертаново»: мы должны показывать уровень, понимая, что рано или поздно каждый из наших парней уйдет. Мне несказанно жалко, когда они уходят, я понимаю, что сильнее команда от этого не становится, но именно такой заложен вектор: лучшие должны идти на повышение. Не туда, где им пообещали на 10 тысяч больше, а туда, где их ждет новый вызов и шаг вперед. Таких ребят мы отпускаем.

Зимой расстались с тремя (Антон Зиньковский подписал контракт с «Крыльями Советов», Наиль Умяров и Максим Глушенков — со «Спартаком». — «Матч ТВ»). Шли тогда на четвертом месте, от которого в итоге отстали на одно очко. Как знать, где мы его потеряли?

Вот так и ходим по кругу: лучших обязательно нужно отпускать, но в обойме должны быть пацаны, которые придут на их место.

Антон Зиньковский / Фото: © ФК «Казанка» 

— Это нормально. Так живет, например, «Аякс».

— Да, только «Аякс» легко может по десять человек в сезоне отдавать и заводить, а мы должны работать точечно. Мы держимся за своих футболистов, ценим их, и они это знают. Я сейчас о чисто спортивной стороне дела говорю, а есть ведь и организационная, которая, может быть, в тысячу раз сложнее. Но ее Николай Ларин и Дмитрий Поляцкин (директор и генменеджер «Чертаново» соответственно. — «Матч ТВ») делают настолько профессионально, что порой не замечаешь, где эта грань, где разделяются наши функции.

— Идеальный союз?

— Мы уже о чуде поговорили, сейчас начнем об идеалах. Но красивые слова в футболе не очень много значат. Мы все не идеальны, поэтому пусть будет так: надежный.

Николай Ларин / Фото: © РИА Новости/Илья Питалев

«Где-то зацепили чужие очки, где-то отдали свои»

— Очка для «стыков» не хватило, говорите. Неужели при таких скромных стартовых позициях — я финансы имею в виду — ФК «Чертаново» реально хотел зайти в РПЛ?

— По состоянию на начало сезона — конечно, нет. Стояла задача закрепиться в лиге. К серединке, когда поднялись на четвертое место, — конечно, уже смотрели вверх. Но назвать выход в РПЛ через стыковые матчи конкретной турнирной задачей все-таки нельзя. Тем более что зимой ушли лидеры.

— Хорошо, берем последние шесть туров. Вся лига устала, мучается, еле ноги двигает, все теряют очки, а у «Чертаново» — четыре победы и две ничьи.

— Я бы не стал оценивать финишный отрезок линейно: мы добавили, набрали очки — значит, мы в полном порядке. С «Химками» забили два на последних минутах, вытащили победу 2:1, а сюжет мог развернуться как угодно. Вели 3:0 в Ярославе — закончили 3:3, но могли проиграть. Над «Факелом» имели ощутимое преимущество, однако два очка потеряли. «Спартак-2» как минимум в первом тайме нас переигрывал, но мы сумели додавить — 1:0.

Это, видите ли, футбол. Именно так здесь и бывает: где-то зацепили чужие очки, где-то отдали свои. Но в целом по сезону, думаю, недополученных очков все-таки больше. Так скажет любой тренер, понимаю, но я добавлю: для молодых футболистов это нормально.

Фото: © ФК «Чертаново»

— Соперники, наверное, во втором круге стали иначе к вам относиться: обозлились, напряглись.

— ФНЛ — сверхровная лига. Ни одного проходного матча! У нас, правда, случился один относительно простой, против Питера, 4:0. Но там как? Забили в первой же атаке, через 25 минут — второй. Попали в зону комфорта, сыграли грамотно, умно, ответственно. Но все, кто думал, что с «Зенитом-2» будет легко, потеряли очки. А сколько ФНЛовской крови «Сибирь» и «Тюмень» выпили! Даже когда, казалось бы, бросай уже весла, все поймут.

Нет, очень ровный турнир. Когда начинали, я команде сказал: «Ребята, давайте ценить свой шанс: здесь именно то, что всем нам нужно. Много разноплановых команд, к каждой игре надо готовиться по-новому, а это значит, что будем развиваться».

— Пока получается, правда?

— У нас был удачный сезон. На этом приятном фоне вспоминаю работу в тольяттинской академии футбола, когда в нее инвестировал Роман Абрамович. Я три года спортивным директором и главным тренером работал. Одновременно. Мы вылезли тогда на самый верх. Если считать профессиональные успехи, то не уверен, честно признаюсь, что нынешний намного выше тольяттинского. Мы выиграли за три года шесть чемпионатов России по разным возрастам! Не спали, не ели, но сделали большую работу.

Я уже говорил про команду 1982 года, а потом во Владикавказе был ведь еще и 1990-й. Восемь человек играют в высшей лиге — во главе с Дзагоевым. Восемь! Такого не было и нет ни в ЦСКА, ни в «Спартаке», ни в «Зените». А мы поднялись из города с населением 300 тысяч и заняли второе место в чемпионате России. Переехав в Тольятти, я кое-кого с собой забрал. Всех просто не мог, а то забрал бы всех.

Уж если доводится иногда себя любимого хвалить, я в первую очередь хвастаюсь теми давними историями. И не очень понимаю, честно говоря, почему журналисты не обращают на них внимания. Ну, вам виднее.

«Встаньте 7-3-0 — и будет вам счастье»

— Теория футбола гласит: оборону строить проще, чем атаку. У «Чертаново» в этом плане любопытная статистика — предпоследние в лиге по пропущенным мячам, но первые по забитым. Откуда столько дерзости?

— В какой-то мере помогла кадровая стабильность: мы уже третий сезон играем примерно одним составом. Есть тактические наработки, есть стилевые. Ну и подбор игроков у нас соответствующий: мы одна из самых быстрых команд ФНЛ, немало забили именно за счет того, что чуть-чуть быстрее многих. При этом, в отличие от большинства конкурентов, от стандартных положений — ноль отдачи. Близко к нолю.

https://twitter.com/FCChertanovo/status/1136150790513528832

— Почему?

— Во-первых, это всегда проблема для молодых футболистов. Во-вторых, нам банально не хватает ростовых данных. С «Ротором» играем, у них два центральных, Васильев и Байрыев, — оба сильно за 190, какие тут стандарты? Ну нет у нас таких футболистов! А учитывая особенности селекции, пока и не предвидится.

— Что за особенности?

— В ближайших возрастах таких ребят в школе на подходе нет, а со стороны мы никого не берем.

— С атакой понятно, а сзади-то что? Встаньте 7-3-0 — и будет вам счастье.

— Перед стартом мы прикидывали планы, обсуждали с командой тактику, стратегию на сезон. Договорились так: никто не может знать, какое займем место, но как бы мы ни играли — рыть окопы не будем. Всегда должны иметь контригру.

А что касается организации обороны… В прошлом сезоне, играя в ПФЛ, мы пропустили очень мало (15 мячей в 26 матчах. — «Матч ТВ»). Но хватало, скажем так, необязательных: ведем 2:0 или 3:0 — бах, на 90-й минуте откуда-то прилетает. Был, помню, отрезок из четырех таких матчей подряд. В общем, усложняли жизнь сами себе. И в этом сезоне нечто похожее наблюдалось, только в другом сценарии, конечно.

Фото: © ФК «Чертаново»

— Уж в Ярославле-то всяко.

— Каждый случай индивидуален, но по Ярославлю в этом смысле претензий как раз нет. «Шинник» забил на 56-й хороший гол, потом была наша грубая ошибка со скидкой назад — пенальти, и вот уже 3:2, а играть еще целых 30 минут…

Так сложился матч. Нам все давай пихать: да вы что творите, да разве так можно?! Но через недельку «Барселона» в Лиге чемпионов дала поддержку: оказывается, можно. А потом и «Аякс» с «Тоттенхэмом» закрепили важное знание: футбол неисчерпаем на сюжеты.

Но ярославская заноза засела, конечно. Рана до сих пор саднит.

— Плюс два очка — четвертое место, опять же.

— Нередко в обороне мы выглядело стабильно. Стабильно неплохо. Но единственный за весь матч полумомент мог закончиться голом. Во второй части сезона нам три штуки положили ударами с лету. Хорошими ударами, красивыми! Один гол Обухова чего стоит — победный, кстати, для «Тамбова». Потом пошла череда рикошетов — все, что можно поймать при отскоках, мы поймали. Плюс не забываем про стандарты, о которых я уже говорил: к игре в обороне эта проблема тоже имеет самое прямое отношение.

Вот так и наприлетало. Это называется «опыт, сын ошибок трудных».

«Никто не ворчал, никто не уехал»

— Вам уже объявили, кто уйдет в межсезонье?

— Пока нет. Знаю, что интерес к кое-кому из ребят есть, но костяк сохраним в любом случае.

— А турнирные задачи поставлены?

— Для этого как раз и надо понимать все нюансы по составу. Слово «чудо» прозвучало сегодня не раз, но придется повторить.

Мы заняли в чемпионате ФНЛ пятое место, многие считают такой результат чудом. Но если кому-то кажется, что мы должны поставить производство чудес на поток, — он заблуждается. Прогнозы — эфемерная штука. Главное, о чем стоит думать, — рост футболистов, возможность прогрессировать. Это неизменная задача, место — потом.

Понятно при этом, что желательно избежать борьбы в подвале. Выживание — тяжелый опыт, уж не говоря о том, что разница в качестве игры, в возможностях для роста между ФНЛ и ПФЛ очень серьезная.

— Что значит для ФК «Чертаново» матч против сборной России — бонус или, может быть, тяжкое бремя? Могли ведь давным-давно разбежаться по отпускам…

— Все так: между последним матчем в лиге и спаррингом со сборной России — девять дней. Но давайте я чуть пошире отвечу на этот вопрос.

По ходу сезона так получалось, что глубины состава нам часто не хватало, из-за этого порой возникали трудности. Упрекать запасных в этом плане мы не имеем права: на скамейке совсем молодые ребята, у многих даже практики ПФЛ нет. Календарь между тем выдал шесть или семь «тройников», когда матчи идут через три дня на четвертый. Это естественная ситуация для длинной дистанции, совершенно нормальная. От нее не уйти, если волевым решением не отменить в России зиму.

https://twitter.com/tass_agency/status/1135588310368305152

— Так вот, у нас всегда были проблемы в третьем матче. Всегда. Едва ли не все из них мы проиграли. 3:3 «Шинником» — это был как раз второй тайм «тройника». Разумеется, мы очень внимательно отслеживаем уровень физической и психологической усталости, чтобы не загнать ребят.

Когда мне сообщили, что сезон продлевается матчем со сборной России, я, скажем так, слегка расстроился и вступил в дискуссию с руководством. Но потом вдруг выяснилось, что столько позитива вокруг матча, столько разговоров, звонков, поздравлений! И все потихоньку затравились. Ребята, нужно сказать, восприняли новость гораздо позитивнее, чем тренерский штаб. Оно и понятно: такое событие! Да и профессиональный вызов, в конце концов. Мы должны знать свою силу, чтобы понимать, куда расти.

Никто не ворчал, никто не уехал, все работали с полной отдачей. К сожалению, травмы помешали выставить основной состав, но мы постарались сделать все, чтобы национальная сборная России получила полноценный спарринг.

«Бейся за район!»

— В соцсетях жизнь ФК «Чертаново» сопровождается хэштегом #БЕЙСЯЗАРАЙОН! Вот зайдете вы в РПЛ, потом дотянетесь до Лиги Европы, а там и до Лиги чемпионов ногой подать — так и продолжите играть за район?

— На самом деле очень важный вопрос. В мировом футболе это распространенная практика — привязка клуба не к городу, а к конкретному району. Local team. Челси, Тоттенхэм, Фулхэм — это ведь районы Лондона, если вдруг кто не знает. В Москве тоже богатая география и много команд.

Одна из самых популярных кричалок у наших фанатов такая: «Бейся, бейся, бейся за район!» Мы ее ждем, слышим, чувствуем. Знаем, что болельщики с нами. Должны ли мы ассоциировать себя с чем-то большим, чем родное Чертаново? Играть за Москву, за Россию? Я не знаю. Трудный вопрос, трудный ответ.

В любом случае я бы очень хотел, чтобы мы не потеряли ни одного болельщика. У нас с ними очень хорошие отношения, как и положено нормальному клубу.

— Через несколько дней 60-летний юбилей справит мэтр Карло Анчелотти, у которого вы в свое время проходили стажировку…

— В «Челси» мне довелось побывать четыре раза.

Карло Анчелотти / Фото: © globallookpress.com

 — Знаете знаменитую историю? Группа российских тренеров приезжает в «Челси», где главным тренером Жозе Моуринью. В программе — беседа со Special One, вопросы, ответы. Ждут час, ждут два. Теряют терпение, собираются уйти, но тут выходит Жозе — халат, шлепанцы, рассеянный взгляд. Наши слегка прибалдели, он поздоровался, произнес пару слов, передал инициативу помощнику и удалился. Вот и вся беседа…

— Слышал, да, но это не наш случай. Я регулярно встречался с Абрамовичем. Он вызывал меня то в Москву, то в Лондон, сам приезжал в Тольятти пару раз. Роман Аркадьевич действительно любит футбол, он с удовольствием в него погружается.

Так вот, в «Челси» я был четырежды, из них дважды — именно на стажировках. Одна из них — ну очень большая! Техническим директором клуба был Майк Эменало, сейчас он в «Монако» на такой же должности. Вот Майк нас и сопровождал. Абрамович дал команду: показать всё! И нам показали всё. Взрослых, молодых, «физику», науку, медицину, социалку — в течение 16 дней «Челси» расстилался перед нами во всей своей красе. А встреча с Анчелотти продолжалась часа два.

Я ездил на стажировки и в другие серьезные клубы — «Эспаньол», «Баварию», «Фиорентину», — но та, лондонская, была, конечно, круче всех…

https://twitter.com/FCChertanovo/status/1136001600928079875

Читайте также:

Нет связи