У Медведевой и Валиевой программа на одну и ту же музыку. Почему фигуристы так любят Muse?

У Медведевой и Валиевой программа на одну и ту же музыку. Почему фигуристы так любят Muse?
Евгения Медведева и Камила Валиева / Фото: © Yutaka / Global Look Press, Михаил Шаров / Федерация фигурного катания на коньках России
«Матч ТВ» разбирает феномен популярности британских рокеров в фигурном катании.

Повторяемость музыкальных композиций для программ в фигурном катании — повод для иронии у болельщиков. Как говорится, каждый фигурист должен в своей жизни выйти на лед в дурацком костюме, упасть на ровном месте и покататься под «Призрак оперы». 

Если представить, что мифический диск «Золотой фонд музыки фигурного катания», передающийся из раздевалки в раздевалку и из поколения в поколение, действительно существует, то группа Muse точно входит в первую десятку наряду с «Кармен» и «Мулен Руж».

Почему британская рок-группа так востребована среди фигуристов? Попробуем разобраться.

instagram.com/p/BwV6KIABoy4/

Из Великобритании с любовью

Британцев Muse символично открыли для фигурного катания британские танцоры — брат и сестра Шинед и Джон Керры, и случилось это 10 лет назад. Их произвольный танец на песню «Ruled by Secrecy» тогда поразил всех своей новизной и необычностью. Отчасти это заслуга самих Керров, но важную роль сыграла и музыка.

Джон Керр и Шинед Керр / Фото: © Paul Mounce — Corbis / Contributor / Corbis Sport / Gettyimages.ru

Спустя два года Шинед и Джон сделали танец под другую композицию Muse — третью часть симфонии «Экзогенезис».

Выбор Muse дважды помог Керрам стать бронзовыми призерами чемпионата Европы и окончательно застолбить за собой звание самой андеграундной пары в мире.

С тех пор ни один сезон в фигурном катании не обходится без Мэттью Беллами — вокалиста и фронтмена Muse. Его музыку берут все, начиная от спортсменов юношеских разрядов и заканчивая чемпионами мира. А самой большой любовью пользуется именно третья часть «Экзогенезиса». Даже в этом году мы услышим ее в исполнении сразу двух фигуристок взрослой и юниорской элиты — Евгении Медведевой и Камилы Валиевой.

Открыть видео

Музыка с крыльями

В акустике ледовой арены композиции британской группы звучат сразу современно и классически. Это, кстати, выделяет Muse среди других рок-банд, хорошо звучащих в наушниках, но не подходящих льду.

Оркестровые аранжировки с богатым звуком, смена темпа, россыпь акцентов и полутонов делают музыку Muse настоящей находкой для внимательного постановщика и небезразличного фигуриста. Но если даже кататься, что называется, мимо нот — все равно будет красиво. С фортепиано в стиле Сергея Рахманинова (он — любимый композитор Мэттью Беллами) просто не может быть иначе.

До Рахманинова нужно дорасти — в скольжении, культуре жеста и личностной зрелости. С Рахманиновым нельзя ошибаться. С Рахманиновым надо быть, если хотите, Патриком Чаном или Гордеевой — Гриньковым — самому быть музыкой, а не пытаться в нее попасть.

Это не значит, что под Muse можно ошибаться и кататься плохо в противовес русской классике. Просто в случае ошибок Muse поможет подняться, а Рахманинов, скорее всего, своим величием и вечностью закопает спортсмена окончательно.

Симфония «Экзогенезис» символически связана с преодолением и освобождением — восходящими музыкальными фразами, пробивающимся сквозь клавишные руины мажором, да даже самим текстом песни. 

Эшли Вагнер / Фото: © YUTAKA / Global Look Press

Сознательно или неосознанно фигуристы выбирают эту музыку как заклинание, от которого у них вырастают крылья. Сергей Воронов в интервью «Матч ТВ» говорил об этом.

— Помню, когда услышал ее («Exogenesis»), понял — она меня просто на молекулы разлагает, и я безумно хочу ее скатать. Очень крутое ощущение, когда от музыки у тебя вырастают крылья. С Muse так и было.

Muse — не только «Экзогенезис». Песня с другого альбома под живописным названием «Бабочки и ураганы» («Butterflies and Hurricanes») была изумительно воплощена в жизнь еще одними британскими танцорами — Пенни Кумс — Николасом Баклендом. Столько находок и пластических деталей, такие продуманные костюмы, что танец смотрится как фантастический фильм.

Открыть инфографику

Многие песни Muse написаны в удобном для фигурного катания темпе — анданте (темп шага. — «Матч ТВ») — и четном размере такта. Анданте соответствует частоте пульса человека в состоянии легкой взволнованности, а четный размер такта интуитивно удобен для механики скольжения — на «раз, два».

Таким образом, музыка как бы заставляет сердцебиение и дыхание спортсмена следовать в унисон за заданным ею темпом и помогает телу легко выполнять элементы — прыжки, вращения, дорожки шагов. 

Возможно, это самое простое объяснение, почему фигуристы так часто выбирают Muse для своих программ.

Джереми Эбботт / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Кто еще катался под Muse

сезон 2013/2014 

Джереми Эббот, произвольная программа — «Exogenesis Symphony, Part III»

сезон 2014/2015 

Максим Ковтун, произвольная программа — «Exogenesis Symphony, Part II»

Пенни Кумс Николас Бакленд, произвольный танец — «Butterflies and hurricanes»

сезон 2015/2016 

Сергей Воронов, короткая программа — «Butterflies and hurricanes»

сезон 2016/2017 

Эшли Вагнер, произвольная программа — «Exogenesis Symphony, Part III»

Сергей Воронов, произвольная программа — «Exogenesis Symphony, Part III»

Кристина Каррейра — Энтони Пономаренко, произвольный танец — «Exogenesis Symphony, Part III»

сезон 2017/2018 

Шарлин Гиньяр — Марко Фаббри, произвольный танец — «Exogenesis Symphony, Part III»

Тиффани Загорски — Джонатан Гуррейро, произвольный танец — «Exogenesis Symphony, Part III», «Ruled by secrecy»

сезон 2018/2019 

Винсент Жу, короткая программа — «Exogenesis Symphony, Part III»

Михаил Коляда, короткая программа — «I belong to you»

Читайте также: