Что ждет Россию в Токио, если РУСАДА будет лишено статуса соответствия?

Ничего хорошего, если коротко.

То, о чем еще в пятницу начали говорить, подтвердилось — Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) обнаружило несоответствия базы московской лаборатории, полученной ими в январе. Несоответствия другой копии этой базы, которую агентству передал неизвестный источник в 2017 году. В общем-то, готовиться к этим новостям нужно было заранее, еще летом, когда глава отдела расследований ВАДА Гюнтер Юнгер заявил, что к анализу базы привлечены специалисты по криминалистике в области информационных технологий, а просто так их звать бы не стали.

Несколько наивно полагать, что расхождения баз произошли по какой-то случайной причине. Поскольку уже имевшаяся у ВАДА база содержала данные до 2017 года, то и расхождения были найдены в этих данных. Которые, по идее, не должны были меняться в 2018-м просто так, без особой необходимости. Точно так же наивно думать, что расхождения обусловлены разными форматами хранения данных или выгрузки этих данных из базы. Именно для того чтобы привести информацию к единому формату и искать уже разницу в информации, а не в способе ее записи, и привлекли IT-криминалистов. И уже если предъявили — значит, разница есть, и она очевидна.

Поскольку никто, кроме людей, находящихся в данный момент под неразглашением, деталей различий в базах не видел, то говорить об их количестве и серьезности бессмысленно, это гадание на кофейной гуще. Однако одно последствие уже имеет место — ВФЛА в очередной раз не была восстановлена, исходя из рекомендаций рабочей группы ИААФ.

Что ждет Россию при самом худшем варианте, если мы не сможем доказать несостоятельность обвинений в искажении данных базы?

Ситуация следующая: если расхождения не будут разумно объяснены, а у России на это есть три недели, то дело может повернуться очень круто.

  • Во-первых, Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) лишат статуса соответствия Кодексу ВАДА, и не стоит тут надеяться на какой-то компромиссный вариант.
  • Во-вторых, моментально произойдет полный откат в вопросах восстановления Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) и Паралимпийского комитета России (ПКР) — первые не будут восстановлены, а вторые могут снова потерять членство в Международном паралимпийском комитете (МПК).
  • В-третьих, вопросы допуска всех российских спортсменов на Олимпиаду в Токио будет решать уже не МОК, а ВАДА, и степень тщательности фильтра, через который нужно будет пройти нашим атлетам, окажется в их власти. Думать о полном отстранении страны от Игр не совсем разумно, от этого не выиграет никто.
  • В-четвертых, России придется заплатить деньги за всю работу по проверке базы, за всех этих экспертов и их трудочасы.
  • В-пятых, РУСАДА, вероятно, не сможет проводить допинг-контроль самостоятельно, и эта обязанность будет возложена на международные тестирующие организации, которые не обладают достаточным количеством персонала в России, и это приведет к резкому снижению количества тестов, что, в свою очередь, повлияет на тот самый допуск спортсменов на ОИ в Токио.

И это только самое очевидное, что приходит в голову, реальный список последствий гораздо длиннее. А уж про судьбы спортсменов, чья карьера в элите стартовала уже после 2016 года, не имеющих никакого отношения к делам прошлого, я вообще молчу.

О Токио, конечно, надо подробнее. Это будет Пхенчхан, только в еще более суровой вариации, прежде всего потому, что количество участников летних Игр всегда значительно больше, чем зимних, и, соответственно, доказывать чистоту заявки ОКР придется в большем масштабе. Кроме того, препоном может стать именно количество проб в олимпийский год, а если РУСАДА не сможет их собирать, то те виды спорта, где свою подготовку атлеты проводят в основном в России, потенциально столкнутся с проблемой недостаточного количества проб. Если фильтр ВАДА будет общим, без учета специфики вида, это требование способно очень сильно ударить по видам спорта, которые не отличаются большим количеством соревнований (а пробы в основном на них и собираются), — например, по двум гимнастикам и синхронному плаванию. Мнение международных федераций вряд ли станет учитываться, если дело дойдет до индивидуального допуска от ВАДА. Какого количества олимпийских наград Россия недосчитается при таком подходе, лучше пока даже не думать.

Сшибка «лоб в лоб», когда ВАДА будет настаивать на различиях, а Россия через суд доказывать несостоятельность обвинений, вполне может закончиться в пользу России, но займет уйму времени и не факт, что завершится до Токио. Тактическое преимущество не на нашей стороне, увы.

И как ни прискорбно это резюмировать, сейчас нам всем остается лишь ждать, удовлетворят ли объяснения России ВАДА. Тем, кто эти объяснения должен дать, необходимо сделать все, чтобы они звучали убедительно. Не стоит забывать, что такие документы рано или поздно предаются огласке, и в конечном итоге читать их будут все, а не только международные антидопинговые чиновники.

Открыть видео
Нет связи