Бокс/MMA

Боец ММА умер после боя. 13 вопросов врачу о смертях в единоборствах

Боец ММА умер после боя. 13 вопросов врачу о смертях в единоборствах
Фото: © ACA MMA

Что известно сейчас

  • Бекзод Нурматов со статистикой 11-1 провел бой на турнире АСА 100 (4 октября) и проиграл Беслану Исаеву решением судей.
  • В ночь на 7-е октября 27-летний боец умер в больнице в Грозном (не точно) от инсульта.
  • Статистика Нурматова до боя с Исаевым по сайту Sherdog.com 11 побед, 1 поражение, по сайту Tapology.com 3 победы, 2 поражения. Из 11 побед только две были одержаны над бойцами, имеющими более одного профессионального поединка в карьере.
  • Нурматов служил в вооруженных силах Узбекистана и выступал по любительским ММА и боевому самбо.
  • «Случилось то, чего мы больше всего боялись! Скорбим вместе с родными! Пусть Всевышний наградит его Раем», — написал в комментариях основатель лиги АСВ Майрбек Хасиев. Лига АСА не отреагировала на запросы «Матч ТВ» об интервью.
  • Видео боя не опубликовано на официальных каналах, но есть в интернете по запросу «Беслан Исаев — Бекзод Нурматов».
  • В 2019-м году после боксерских поединков в июле погибли Максим Дадашев и аргентинец Уго Сантильян, в сентябре от сердечного приступа скончался болгарский боксер Борис Станчов.

Что говорит врач

Валентин Беляевский в данный момент занимается частной практикой в Москве, но ранее был врачом Ростовской больницы, работал в футбольном клубе Ростов, а также в ММА-клубе «Беркут» и лиге АСВ, которая при слиянии с лигой «Ахмат» трансформировалась в АСА.

— Насколько я понимаю, инсульт после боя мало чем отличается от обычного инсульта?

— Если говорить совсем просто, инсульт — это когда разрывается сосуд внутри черепной коробки, в мозге появляется сгусток крови, и отсюда начинаются проблемы. Сгусток объемом 1–2 миллилитра уже считается довольно большим и может привести к летальному исходу. Как правило, такого объема достаточно, чтобы начались клинические проявления, но в каких-то зонах хватит и микродоз. Бывают микроинсульты, которые никак не проявляются, их случайным образом обнаруживают на МРТ, они могут никак не отражаться на здоровье в течение долгого времени.

Проблема номер один — сложность диагностики. Произошел разрыв сосуда, и кровь не сразу вылилась. Гематома может нарастать в течение длительного времени: в течение нескольких часов, суток. И с увеличением гематомы нарастает клиническая симптоматика. Сразу после боя заметить это невозможно, если только прямо тут же на турнире не сделать МРТ, хотя может быть такое микросокопическое кровоизлияние, что даже на МРТ не определишь. А дальше гематома нарастает, увеличивается и происходит то, что происходит… Через много часов после удара или другой травмы головы.

Другая проблема — если происходит инсульт где-то в глубинных структурах мозга, эвакуировать сгусток оперативным путем невозможно. И тогда задача просто минимизировать кровотечение и обширность этого инсульта. А дальше начинать реабилитацию. Если мы говорим про черепно-мозговую травму — удар, то чаще всего давление происходит под оболочками головного мозга, внутри оболочки, и здесь может помочь трепанация черепа для эвакуации этой гематомы.

https://www.instagram.com/p/Bz3HJDbpuFM/

— Представим фантастическую ситуацию: если бы после всех боев людей бы помещали в томограф и делали им МРТ?

— Даже в этом случае есть период, когда, возможно, на МРТ этого не видно. И если фантазировать, то здесь, скорее, надо понаблюдать человека в стационаре, хотя бы сутки: измерять давление, частоту сердечных сокращений, делать неврологические тесты. Если, допустим, спустя восемь-двенадцать часов или в течение суток у человека все нормально, то отпускать его. Если же нет — тогда делать МРТ. Но ты же понимаешь, насколько это нереально на практике.

Здесь нет ничьей вины или халатности. Я работал в футболе, там все-таки есть довольно серьезный контроль, и все равно несколько раз в год мы читаем про внезапные смерти на фоне проблем с сердцем.

— Что такое медикаментозная кома, словосочетание, которое мы часто слышим в подобных ситуациях?

— Дело в том, что для любого состояния в медицине есть определенные протоколы, по которым мы должны действовать. Если мы берем инсульт, то там тоже довольно много вариантов. Смотрят на степень тяжести, на степень угнетенности сознания, смотрят на другие показания, и в зависимости от этого мы принимаем решение о тактике лечения. Если говорить именно про медикаментозную кому, то это необходимо для защиты мозга от разрушения, если как-то совсем просто сравнить: допустим, вы сломали руку, и если вы продолжите ей работать, вы можете еще сильнее повредить кость. Примерно так же и с мозгом, только ввести мозг в состояние полного покоя можно именно вот таким способом, то есть вводятся седативные препараты, которые снижают уровень метаболизма мозга, снижается его потребность в кислороде, потребление энергии центральной нервной системой минимальное, и мы получаем более благоприятный прогноз.

— Можно ли говорить, что выступая в ММА, я повышаю риски, потому что, например, меня так же, как и в боксе, бьют, но могут еще и перевернуть вниз головой, бросить, придушить, и это увеличивает артериальное давление в голове?

— Здесь всё вместе: и много пропущенных ударов в голову, т. е. суммарный тоннаж; и резкие изменения положения тела, когда переводят в партер, потом поднимают в стойку, и так несколько раз за бой — как следствие, изменение давления. И гипоксия мозга, когда поддушили… Много факторов, которые, складываясь, могут привести к критическому моменту. Плюс внутренняя предрасположенность спортсмена, плюс прием каких-то препаратов, содержащих эфедрин или кофеин, которые дают энергию, но повышают артериальное давление, но опять же, это повышает риск, но не обязательно приводит к тяжелым последствиям.

— После смерти Максима Дадашева у нас была колонка, где мы говорили, что по сути и боксеры, и бойцы ММА просто добровольно заходят в определенную группу риска, но опять же никто не измерял степень этого риска: на этом турнире было еще 10 боев, в этот день по всему миру прошло еще несколько сотен поединков по боксу и ММА и за месяц, наверное, около тысячи. И есть ощущение, что «боец умер от инсульта после боя» это страшный заголовок, но по факту за этот месяц и без боев от инсульта умрет какое-то количество людей?

— На самом деле — да. Для любителей кричать «бои убивают», я думаю, что статистика-то будет не выдающаяся. Молодые ребята умирают и от тромбов, и от инсультов, вообще не получая по голове. Да, удары по голове или какие-то экстремальные нагрузки повышают риск, я с этим не спорю, но когда говорят «умер после пропущенных ударов», это тоже не совсем правильно. Тут просто должны все факторы совпасть в одно, чтобы все закончилось настолько трагично.

— Весогонка как-то влияет, может истончать стенки сосудов?

Весогонка вообще влияет на все системы органов, но сказать, что она напрямую может увеличить процент инсультов, нельзя. Что здесь опасного: на самой весогонке на фоне обезвоживания мы получаем более густую кровь, вот тут риск возрастает. После весогонки — обильный прием пищи, повышается артериальное давление, тоже риск, но через сутки после нее — я бы уже не сказал, что это так сильно влияет.

— У вас есть возможность посмотреть три раунда этого боя и объявление победителя — есть хоть что-то, что вызывает подозрения?

— Нет, абсолютно ничего я не увидел. Когда в конце поднимали руку, он абсолютно нормальным стоял. Не кружился, не лежал, его не потащили из клетки, т. е. никаких клинических признаков, по которым можно было бы предположить такие последствия, не было.

— Мы видим, что Бекзод много выступал и на соревнованиях по боевому самбо, и на других турнирах, это влияет, здесь может быть кумулятивный эффект?

— Нет, так не работает. Микроинсульт недельной давности не приводит к летальному исходу, он не усугубляется. То, что было тогда, было тогда, а сейчас — новое кровоизлияние. Скорее всего, не факт, но с большой долей вероятности.

— Я вижу даже на автобусных остановках памятки «как распознать инсульт», это правда работает?

— В UFC, в Bellator и вообще лигах, которые контролируются атлетическими комиссиями США, есть обязательный медосмотр после боя. Там спортсмена обязательно смотрит врач, задает вопросы, заполняет карту, делает стандартные неврологические тесты. Вот как раз тогда смотрит зрачок, смотрит, чтобы не висела губа, проводит еще какие-то стандартные процедуры. Таких стандартных проб достаточно, чтобы диагностировать какие-то явные проблемы, но опять же: проблемы могут не проявиться на ранней стадии, они могут проявиться через несколько часов.

— Тем не менее в России осмотров после боя даже на таком уровне нет?

— Когда я работал, такого не было, сейчас не могу говорить, есть такое в лигах или нет, но опять же: даже такой контроль — он может улучшить процент, но полностью никак тебя не застрахует.

— Есть ли какой-то медицинский контроль перед боями?

— У нас в России нет регулирующего органа. В США есть Атлетическая комиссия, которая занимается урегулированием этих вопросов. Они в какой-то мере могут юридически влиять на компании. У нас такого органа нет и никто ММА-организациям не может что-либо рекомендовать, запрещать.

Когда я работал, у нас была медкомиссия, я заставлял проходить МРТ, сдавать анализы крови на гепатит, ВИЧ и сифилис. Но это, скорее, не бойца защищает, а его оппонента, поскольку есть контакты с кровью. Требовал заключение кардиолога или электрокардиографию сердца и заключение невролога. По идее, если получать такие справки перед боем, это снижало бы риск, но не давало бы гарантий (по данным «Матч ТВ» российские ММА-промоушены запрашивают подобные данные перед боями, но часто это носит формальный характер. Результаты МРТ головного мозга не являются обязательным требованием для допуска бойца к поединку).

https://www.instagram.com/p/BzUmx6bJHH5/

— UFC — одна из немногих лиг, которая практикует отстранения после боев, назначая бойцам от нескольких недель до полугода без боев и контактных спаррингов — это хоть как-то помогает?

— Это не защищает бойца от непредсказуемых летальных исходов и форс-мажорных ситуаций. Это, скорее, защищает его спортивную карьеру, ее длительность — чтобы не было осложнений. Но не исключает тяжелых последствий.

В идеале, конечно, спортсмен обязательно должен пройти МРТ головного мозга, чтобы сразу исключить микроинсульты, огромные кисты, опухоли. И делать это каждый раз после тяжелых боев и нокаутов.

— Какой уровень медицины в Чеченской республике?

— Смотрите, вот я сейчас не являюсь заинтересованным лицом, я уже давно работаю в Москве, но могу точно сказать, что в Грозном очень хорошая медицина и работают очень хорошие врачи. Там есть все необходимое и для МРТ и для КТ (компьютерная томография. — «Матч ТВ») и люди, которые могут провести трепанацию. То есть боюсь, что дело не в уровне медицины. Даже если бы это произошло в США, все могло бы быть точно так же.  

Читайте также:

Нет связи